September 27th, 2010

(no subject)

Невозможно стало читать ленту, просто невыносимо. Это уже не лента, это грибное поле. Особенно грибное оно после выходных, когда в Москве остаются два-три человека. Я, мой начальник и кто-то еще чисто случайно и по ошибке. Все остальные равномерно расползаются по Подмосковью в поисках их. "За мкадом жизни нет! За мкадом жизни нет!". Есть! Я точно знаю. Пусть хотя бы растительность, но если климат не подкачает, через пару десятков миллионов лет эволюция дойдет и туда.

Разговор абсолютно всех знакомых начинается с фразы: "Привет! У тебя нет ли, случайно, временно ненужных тазов, ведер или банок? А то мы вчера опять три тонны белых собрали, 50 кило лисичек и вооооот таких боровиков аж 27 штук!". Я шиплю сквозь зубы "извинииии, нееет" и с нетерпением жду нового рассказа. От зависти. Мне кажется, там должна быть история про то, как в Африку нескончаемым потоком шли эшелоны с маслятами. Но Африка оказалась не в силах сожрать столько грибов.

Недавно я говорю ему: "Давай проведем этот день вместе. С меня - уютные кожаные сидения в авто и пламенный мотор вместо мозга. С тебя - показать мне, что такое счастье. Мы даже можем быть не одни, хочешь, у тебя есть кто-то на примете?". Он мне: "Я спрошу координаты GPS, где это лучше всего сделать". "Дожили, - подумала я. - Еще съемки со спутника для этого не хватало". Потом мне рассказали про волнушки. Я спрашиваю: "Это такие красные и синие?". - "Нет. Красные и синие - это сыроежки. А волнушки - они белые или розовые". И я поняла, что волнушки - это специальные грибы для блондинок. Условно-съедобные, кстати. Такой вот природный тест на IQ и внимательность.

В последний момент, практически перед алтарем, меня бросили. "Атас, никто никуда не едет!". Я расстроилась, ведь прошлый опыт подобных отношений так же закончился ничем. Хотя начиналось все красиво. Я взяла два огромных пакета, потому что в один весь урожай может не поместиться, да и делить потом так будет удобнее, есть во что положить. Мне казалось, грибы растут как картошка: становись на колени и собирай. Но реальный лес оказался суровым жмотом. Или просто это был единственный лес в Подмосковье, в котором никогда и не было грибов.

А лента не унимается, все такие волнительные, с картинками. В моем годовом арсенале пока три масленка размером с пятикопеечную монету. Может и не масленка, конечно, но организм самовнушился и принял их за съедобные. Такие маленькие и скользкие, прямо как наш ассистент по свету.

А недавно я была на Воробьевых горах и мимо меня прочесала тетка с огромным задом в фиолетовом трико. В каждой руке она несла по ведру в тон лосинам. С грибами доверху! Чувство непреодолимой ненависти ко всему толстожопому охватило меня. Но я не стала догонять и душить грибную фею, хотя могла бы. Спасибо тебе, назнакомая тетя с пластмассовыми ведрами! Я ненавижу чистить, жарить и переваривать вредную для печени клетчатку!

(no subject)

После вредного для здоровья воскресенья он спрашивает меня: "Я вчера ягодичной частью организма ни обо что не стукался?". Я зажмуриваюсь, пытаюсь вспомнить и понимаю, что зря я в три ночи с ветерком каталась на детских качелях. Потому что, судя по ощущениям, меня продуло и завтра распухнет правый глаз. Он будет выглядеть как полезное растение помидор. Или даже лучше. Как око Саурона